Юрий Шевчук: "Рок-н-ролльщик настоящий, не важно сколько ему лет — пятьдесят или девяносто, уходит молодым"

Интервью

О ПРИЗЫВЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В РОССИЮ

– Шутка, конечно, удалась. Но чтобы люди отсюда не уезжали, нужно жизнь для них сделать более свободной, привлекательной и полной перспектив.

О ПУБЛИКЕ НА ЗАРУБЕЖНЫХ КОНЦЕРТАХ

– Разная – и молодежи много было, и людей постарше, моих ровесников. Я всегда говорю: неважно в каком теле душа – в старом или молодом. Главное, чтобы была. Кстати, в Торонто на концерте был уфимец, звукорежиссер Юра Федосов – мы с ним еще первые мои песни записывали в ДК «Нефтяник». Всем, кто его помнит, он просил привет передать.

Вернулись в Россию в начале марта и вскоре отыграли два концерта – один в Санкт-Петербурге, другой в Москве. На камерной сцене Александриинского театра состоялся благотворительный вечер, организованный фондом АдВИТА. Участвовали: замечательный писатель Людмила Улицкая, читала прозу, Сурганова была со струнным оркестром и «ДДТ» с акустикой - это был концерт на троих. Собрали денег для питерской онкологической больницы. А потом в Москве открыли вновь знаменитую «Горбушку» – рок-н-рольное сердце андеграунда девяностых. Алексей, сын легендарного, ушедшего от нас, Саши Ларина, директора «Горбушки», взял в аренду этот зал, договорился с «Роскосмосом». Мы выступали как раз в день космонавтики. Народу было, конечно, очень много. Зал вмещает две с половиной тысячи, но желающих было намного больше - билеты раскупили буквально за несколько дней.

О ТОМ, КАК МНОГО УСПЕВАТЬ

– Телевизор надо меньше смотреть, дорогие мои. Я вот первого января проснулся в десять утра у себя в деревеньке, сел за стол с какой-то техникой, клавишами, да так и почти не вставал до двадцать первого числа. Написал с десяток песен, практически новый альбом – сам удивился, давно со мной такого не случалось. Кстати, двадцать первого января случился неожиданный скачек напряжения и почти вся моя аппаратура сгорела. Понял – хватит, остановись!

О «ПЕСНЕ СТАРОГО РОКЕРА»

– Мы вообще-то хотели клип снять, но не хватило времени. Это песня, в которой самоиронии много. Герой – старый рокер: «Девяностые снаружи, семидесятые внутри». Вы знаете, таких легендарных чуваков, старушек в пирсинге и наколках – их немало, бывших хиппанов, побитых жизнью идеалистов, красиво философствующих. Когда-то, в шестидесятых-восьмидесятых, они кайфовали, вели себя креативно в жизни и на концертах. В общем, это песня о том, что все когда-то исчезает, но что-то в душе остается. Рок-н-ролльщик настоящий, не важно сколько ему лет – пятьдесят или девяносто, уходит молодым. Так же, как все летчики исчезают в небе.

<...> Конечно, у нашего героя есть усталость. Я вижу некоторых коллег, которым приходится играть на разных корпоративах с одной только целью - заработать денег, у них уже лет двадцать нет никаких новых мелодий, и они эту лямку рок-н-ролльную тянут, обильно потея,- седые, лысые, с одышкой... Но с другой стороны, они ее все-таки тащат! Поэтому песня эта со знаком плюс.

ОБ АКУСТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЕ

– Она достаточно у нас изменилась. Вроде похорошела. Люди ждут доверительного, душевного разговора, может быть не меньше, чем рева электрогитар, овердрайва. Сейчас такие серьезные беседы о жизни, как на кухне, необходимы, они утешают, потому что времена тяжелые, многие люди не живут, а выживают - я езжу по стране, вижу.

О ПРАЗДНОВАНИИ ДНЕЙ РОЖДЕНИЯ

– Не праздную, не люблю даты, пафосные юбилеи и прочее…Настоящий рокер уходит молодым!

О ВОЙНЕ И ПАЦИФИЗМЕ

– Есть два способа не бояться темноты – наблюдать ее в телескоп или в прибор ночного видения. Я давно выбрал телескоп… Да и сейчас много пропаганды войны, и это очень плохо. Родину защищать - почетная обязанность, у меня много друзей военных, но пропаганда войны – отстой. Отвратительно. Сколько можно орать «мы всех замочим!»? Я слышу эти вопли по центральным каналам, с высоких трибун, в интернете – и меня это бесит, ведь никто на нас еще не напал. А рок-н-ролл – все-таки музыка мира. И поет он не только о том, что все у нас хорошо…

Чем толще мерседесы на дорогах, тем больше на них георгиевских ленточек. Все эти ораторы воевать не будут. А будут погибать пацаны со всех сторон и мирное население – пенсионеры, матери, дети. Что уже не раз происходило. Чего хотят добиться они этой рекламой войны? Пытаются на ненависти к соседям скрепить страну, сцементировать державу, объединить всех на зле? Почему не на добре? Вот это меня очень тревожит. Путь зла короток, уныл и смертелен, а путь добра – живой, но тернист и достаточно тяжел – ведь надо работать и над собой, а им лень. Зачем? Они же крутые.

Вот сейчас прошел день Победы – святая дата для россиян и многих наших соседей, ведь страну всем миром спасали. Но опять много дури: «Можем повторить!» Вся эта бесовщина… Что повторить?! Убить еще сотню миллионов людей? Врезаться в рай? Настоящих фронтовиков, как мой отец, наши деды, которые могли бы сказать этим недалеким политтехнологам и диванным воякам: «Опомнитесь, что вы несете?», уже почти не осталось. А деды знали, какая это была вселенского масштаба трагедия. Да, мы победили, но какой ценой? Этот океан крови, страна в ней чуть не захлебнулась. Сколько было неоправданных потерь, глупости самодовольного, циничного начальства… Победили с огромными жертвами - сколько погибло от голода в блокадном Ленинграде и в сталинских лагерях. В тылу, где люди работали на военных заводах под открытым небом при температуре минус сорок, точили снаряды и умирали от истощения и болезней. Но об этом сейчас почти никто не говорит. Почитайте книжки Виктора Астафьева, Василя Быкова, почитайте воспоминания о войне Николая Никулина и других фронтовиков - это честные книги, там правда. Но этих героев уже нет, и сейчас опять пошел плакат, мифотворчество. Молодежь воспитывают в духе: война – это так, стрелялки - всех замочим, шапками закидаем, ракетами секретными… А этого не получится. Война - страшнейшая трагедия. Поэтому 9 мая я пошел не на парад, а в храм – поставил свечки по всем погибшим и чтобы войны не было. Зажег свечи тем, кто спас наше нервное будущее – простому солдату и героическим женщинам, нашим бабушкам, которые ковали победу в тылу.

 

(Мила Киян, «КП», 14.05.2019)

На заседании Нацсовета Украины по вопросам телевидения и радиовещания члены регулятора аннулировали лицензии радиостанций Zemlya (Благотворительная организация «Благодійний Фонд «МЕЙДЕЙАРТ») и Old Fashioned Radio (ООО «Воздвиженка Артc Хауз») на вещание в стандарте DAB+. Компании отказались от лицензий по собственному желанию, и Нацсовет на нашел причин не пойти им навстречу.

22 августа 1995 года в петербургском эфире впервые прозвучали позывные Радио Record. 24 года – солидный возраст для станции, которая ориентируется на молодёжную аудиторию. Сегодня её слушателями являются дети тех, кто включал Record в середине девяностых. Тренды в танцевальной и электронной музыке успели несколько раз радикально поменяться, претерпела радикальные изменения музыкальная индустрия в целом, а станция по-прежнему удерживает значительную аудиторию и развивается, открываясь в новых городах и завоёвывая новые рынки.